“Банковский надзор” публикует статью Ильи Матиев об уголовной ответственности банкиров после отзыва лицензии

“Банковский надзор” – специальный выпуск журнала “Банковское обозрение” публикует статью юриста АБ “Леонтьев и партнеры” Ильи Матиев. Опираясь на исследование национального исследовательского университета «ВЭК», Илья рассказывает о проблемах и последствиях для банкиров, связанных с отзывом лицензий, где самым неблагоприятным последствием является привлечение к уголовной ответственности.

Статистика, причины и последствия

Среди причин отзыва лицензии у банка аналитики выделили: утрату активов, проведение незаконных операций, неплатежеспособность (потеря ликвидности) и вывод активов. В большинстве случаев у банка, лишенного лицензии, наблюдается срезу несколько нарушений законодательства.

Взглянем на статистику «зачистки» банковского сектора. Так, в период 2013–2016 годов Центральный банк отозвал лицензию у 304 кредитных организаций, в 2017 году — у 51, в 2018 году — у 57, а с начала 2019 года лицензии лишились девять банков. Данные финансового обследования временных администраций «упавших» банков показывают, что более половины средств кредиторов этих банков оказываются испарившимися, причем, как правило, в результате сознательной деятельности самих банкиров. Ситуация пока далека от улучшения, а значит, отзывы лицензий продолжатся, как и вывод активов из кредитных организаций.

В случае принятия решения об отзыве лицен- зии у кредитной организации, а в дальнейшем ее банкротства топ-менеджеры данных банков в зависимости от обстоятельств дела могут быть привлечены к гражданско-правовой (субсидиарной) ответственности, административной ответственности, а также могут быть включены в так называемый черный список банкиров, который ведет Центробанк уже более десяти лет. Лица, включенные в черный список, не могут, в частности, быть назначены на должность руководителя, члена совета директоров банка, приобретать свыше 10% его акций.

Какие составы вменяются

Приведенный перечень видов ответственности не является исчерпывающим. Действия акционеров и сотрудников банка, повлекшие отзыв лицензии, могут характеризоваться уголовной противоправ- ностью. В таком случае после отзыва лицензии Центробанк может направить материалы в правоохранительные органы, и тогда руководству кредитной организации может грозить уголовная ответственность. Как отмечают сотрудники ЦБ РФ и Агентства по страхованию вкладов (АСВ), практически все банкротства банков относятся к криминальным. Ущерб от преступных действий, по подсчетам АСВ, исчисляется сотнями миллиардов рублей.

В 2017 году по заявлениям АСВ было возбуждено 108 уголовных дел, в 2018 году количество возбужденных уголовных дел выросло до 129.

В отношении банкиров, совершивших преступление, правоохранительные органы возбуждают уголовные дела по следующим статьям Уголовного кодекса РФ:
• ст. 159 УК РФ (мошенничество);
• ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата);
• ст. 172.1 УК РФ (фальсификация отчетности);
• ст. 174.1 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления);
• ст. 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве);
ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство);
• ст. 210 УК РФ (создание преступного сообщества (преступной организации), руководство ей или участие в ней).

Схемы, влекущие уголовную ответственность

Достаточно частым случаем возбуждения уголовных дел является преступная схема с вкладами вип-клиентов или, как их принято называть, дела по «забалансовым» вкладчикам. На практике такая схема работает следующим образом. Клиенты привлекаются с предложением разместить в банке крупные суммы денег под большие и выгодные проценты. С такими клиентами заключается условный договор, однако полученные средства на счета банка не поступают. Тем не менее клиенту действительно выплачивались положенные бонусы, но в случае отзыва лицензии или возникновения финансовых трудностей такие «вип-клиенты» оставались без вложенных средств. В таком случае действия лиц, участвующих в данной схеме, ква- лифицировались по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошени- чество). «Пионером» такого вида мошенничества стал Мособолбанк, затем описанные выше схемы применили сотрудники банка «Екатериниский», Мико-банка, Кроссинвестбанка, Стелла-банка, Мострансбанка и Арксбанка.

В правоприменительной практике также встречаются случаи, когда похожие действия квалифицировались судом по ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата) и по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). К примеру, топ-менеджеры Диг-банка осуществили подобные фальсификации со счетами 200 клиентов, а также зачислили на баланс кредитной организации несуществующие вклады в целях получения «возмещения» после отзыва лицензии. Топ-менеджерам данного банка повезло, и они отделались условными сроками.

Следующей, не менее популярной, схемой преступления является хищение вкладов физических и юридических лиц с помощью оформления фиктивных кредитов. Займы выдаются юрлицам и оформляются на подставных лиц, которые не ведут реальной финансово-хозяйственной деятельности. Такие действия также квалифицируются по ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата) или по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями), а если указанные действия привели к банкротству банка и причинили крупный ущерб, то следствие может также добавить ст. 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве). За создание подобных схем были привлечены к уголовной ответственности руководители Кредитбанка, Тайм Банка. В настоящее время расследуется уголовное дело в отношении руководства АО АКБ «Газбанк».

Не стоит забывать и про схемы выдачи невозвратных кредитов. Все начинается с того, что в кредитную организацию обращается лицо с откровенно плохой кредитной историей или находящееся на грани банкротства. Соответственно после выдачи кредита у юрлица начинаются финансовые трудности, и шансов возвратить заемные средства у банка не остается. В свою очередь, средства с кредитного займа уходят подконтрольным банку лицам. К моменту возврата кредита активов у юрлица уже нет, общество ликвидируется. Необходимо отметить, что в данной схеме участвуют обычно несколько лиц: заемщик, сотрудник банка, служба безопасности банка и иные лица. Такие действия на практике квалифицируются по ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Приобретение банком имущества у третьих лиц, подконтрольных этому же банку, по заведомо завышенной цене с последующим переводом денежных средств на счет продавца и их дальнейшие вывод и легализация квалифицируются следственными органами по ст. 174.1 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления).

Как работает следствие

Уголовные дела с участием банковского сектора расследуются долго, впрочем, как и большинство экономических преступлений. Связанно это с тем, что следствие проводит анализ различных финансово-экономических документов, по которым впоследствии проводятся судебно-бухгалтерская и иные экспертизы. Также необходимо допросить большое число свидетелей. Однако не стоит забывать о том, что такие сложные преступления обычно совершаются несколькими лицами, и следствие может просто затягивать расследование, чтобы вынудить обвиняемых дать нужные следствию показания. Например, по одной из перечисленных выше схем возбуждается уголовное дело, лица помещаются под стражу, и следствие просто ждет, пока кто-то из обвиняемых под тяжестью бремени нахождения в СИЗО согласится на сделку со следствием, тем самым признает свою вину и сдает своих так называемых подельников. Часто в таких случаях имеет место самооговор в целях минимизации своей ответственности или ослабления меры пресечения, например перевода под домашний арест.

В основном у следствия возникают трудности с доказыванием корыстной заинтересованности сотрудников банка при выдаче невозвратных кредитов. Во-первых, нужно установить лицо, которое при коллегиальном решении о выдаче кредита организации «закрыло глаза» на признаки недобросовестности кредитора. Во-вторых, нужно установить реальную неспособность заемщика вернуть заемные средства.

Любые следственные действия, проводимые в банке, становятся известны общественности, что может привести к оттоку вкладов. Более того, следствие таким образом может оказывать давление на руководство банка, чтобы получить необходимую для следствия информацию.