Адвокатская газета. КС разъяснил порядок увольнения сотрудника банка, выполняющего также функции члена его правления.

КС разъяснил порядок увольнения сотрудника банка, выполняющего также функции члена его правления. Комментарий даёт юрист Бюро Екатерина Сухова.

Конституционный Суд указал на недопустимость увольнения руководителя структурного подразделения банка, который также выполняет функции члена коллегиального исполнительного органа без заключения соответствующего трудового договора, по основанию, предусмотренному для увольнения руководителя организации

Комментируя позицию КС, один из экспертов отметил, что суды общей юрисдикции неверно применили спорную норму в деле заявительницы, а Конституционный Суд помог устранить ее неясность. Как отметила второй эксперт, в рассматриваемом случае Суд ликвидировал существующую коллизию в части применения норм корпоративного и трудового законодательства, и его постановление позволит исключить дальнейшие злоупотребления со стороны работодателей.
16 октября Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 37-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 281 ТК РФ. С жалобой на неконституционность нормы в Суд обратилась бывшая сотрудница АО КБ «РУБанк» Ольга Третьякова.

С 2008 г. она работала начальником финансово-аналитического отдела банка, а в июле 2011 г. заявительницу назначили на должность члена правления «РУБанка» и возложили на нее функции по курированию вопросов в части утверждения лимитов по банковским рискам.

22 августа 2016 г. у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Через несколько дней после этого Ольге Третьяковой вручили уведомление о планируемом расторжении трудового договора с ней по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением должности начальника финансово-аналитического отдела.

Далее банк был признан несостоятельным, в отношении него открыли конкурсное производство, полномочия его временной администрации и иных органов управления были прекращены. В конце октября 2016 г. Ольга Третьякова была уволена как член правления «РУБанка» по п. 1 ст. 278 ТК РФ в связи с отстранением от должности руководителя организации-должника в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Впоследствии Ольга Третьякова обратилась в суд с иском о признании незаконным приказа о ее увольнении, изменении дат и формулировок его оснований. Также она просила взыскать средний заработок за время вынужденного прогула и выходное пособие, предусмотренное при увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации, компенсацию за неиспользованный отпуск, а также компенсацию морального вреда.

Первая и апелляционная инстанции отказали в удовлетворении исковых требований. Со ссылкой на ч. 1 ст. 281 ТК РФ суды указали, что истица могла быть уволена по п. 1 ст. 278 ТК РФ, поскольку являлась членом правления «РУБанка» – коллегиального исполнительного органа банка. Также за отсутствием правового значения суды отклонили доводы истицы о том, что трудовой договор о выполнении ею трудовой функции члена правления «РУБанка» с ней не заключался; приказ о ее назначении в порядке совмещения должностей или внутреннего совместительства на эту должность не издавался; зарплата как члену правления ей не начислялась. Областной суд и ВС РФ отказали Ольге Третьяковой в передаче ее кассационных жалоб для рассмотрения.

По мнению заявительницы, спорная норма позволяет увольнять по основанию, предусмотренному для руководителя организации, работников, являющихся одновременно членами коллегиального исполнительного органа без заключения соответствующего трудового договора и не получающих денежного вознаграждения за участие в его работе; лишает таких работников гарантий при увольнении в связи с сокращением штата. Все это, как считает Ольга Третьякова, нарушает ее конституционные права и несоразмерно ограничивает их.

Изучив дело, Конституционный Суд отметил, что распространение особенностей правового регулирования труда руководителя организации, в том числе дополнительных оснований увольнения, на другие категории работников может осуществляться на основе признаков схожести содержания их трудовой деятельности и выполняемых обязанностей.

Со ссылкой на соответствующие статьи законов о банках и акционерных обществах Суд указал, что члены коллегиального исполнительного органа кредитной организации выполняют функции по ее управлению на основании решения компетентного органа об их избрании (назначении), а права и обязанности этих лиц определяются, в том числе, трудовым договором. В случае его заключения трудовая деятельность таких лиц сопоставима с деятельностью единоличного исполнительного органа (руководителя) данной организации. Именно для подобных ситуаций ч. 1 ст. 281 ТК РФ, по ее буквальному смыслу, предусматривает возможность распространения федеральным законом или учредительными документами юрлица на членов ее коллегиального исполнительного органа особенностей регулирования труда, установленных для руководителя организации.

При этом КС пояснил, что на практике заключение трудового договора с лицом, избранным в качестве члена коллегиального исполнительного органа организации, не рассматривается в качестве обязательного условия. Первостепенное значение при определении правового положения такого работника придается соответствующему решению компетентного органа управления организации. В то же время Суд отметил, что трудовая деятельность работников производится в установленное для них рабочее время и связана с теми полномочиями и обязанностями, которые возложены на них по занимаемой в соответствии с трудовым договором должности.

«Работник же организации, введенный в состав ее коллегиального исполнительного органа (как правило, это работники, занимающие руководящие должности главных специалистов или руководителей структурных подразделений) без заключения соответствующего трудового договора (по основному месту работы или по совместительству), осуществляет управленческую деятельность наряду с работой по основной должности, которую он продолжает занимать, – указано в постановлении КС. – При этом его правовое положение в трудовых отношениях не претерпевает существенных изменений, а функции члена коллегиального исполнительного органа осуществляются им в дополнение к трудовым обязанностям».

Также Конституционный Суд напомнил ранее озвученные им правовые позиции о том, что специфика выполняемой работы, являющаяся одним из оснований для установления различий в правовом положении работников, определяется, в том числе, занимаемой должностью.

В силу этого, руководителя структурного подразделения организации, на которого возложены функции члена коллегиального исполнительного органа без заключения соответствующего трудового договора, нельзя уравнять с членом коллегиального исполнительного органа юрлица, осуществляющего управленческую деятельность на основании трудового договора. Его правовой статус, указал Суд, должен определяться занимаемой по трудовому договору должностью и свойственными ей обязанностями и ответственностью: «Иное означало бы возложение на него необоснованных обременений, установленных для руководителя организации в связи с особой значимостью выполняемой им трудовой функции».

В связи с этим КС отметил недопустимость распространения особенностей увольнения руководителя организации на руководителя ее структурного подразделения по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 278 ТК РФ, который, помимо обязанностей по трудовому договору, осуществляет функции члена правления без заключения соответствующего договора. В противном случае это приводило бы к несоразмерному ограничению трудовых прав такого работника, противореча конституционным принципам справедливости, равенства и соразмерности.

Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемое положение ТК РФ не противоречащим Конституции, указав на его общеобязательный смысл, исключающий любое иное толкование в правоприменительной практике. При этом Суд распорядился пересмотреть судебные решения по делу заявительницы, принятые на основе оспариваемой нормы, истолкованной вразрез с ее конституционно-правовым смыслом.

Управляющий партнер АБ Ольги Башковой Ольга Башкова полагает, что Конституционный Суд сделал очень полезные выводы, которые «поставят жирную точку в вопросе применения работодателем незаконных схем увольнения со ссылкой на ст. 281 ТК РФ».

Эксперт отметила, что суды поступили незаконно, рассматривая соответствующий иск заявительницы. «Конституционный Суд разложил все по полочкам и объяснил логичность выполнения функций членов коллегиального исполнительного органа организации на основании трудового договора, – отметила Ольга Башкова. – Значимость данного постановления однозначно велика. Это еще один позитивный шаг в сторону соблюдения трудовых прав работников».

Юрист АБ «Леонтьев и партнеры» Екатерина Сухова считает, что постановление КС не только помогло устранить существующую коллизию применения норм корпоративного и трудового законодательства, но и в очередной раз напомнило о защите прав и гарантий работников на конституционном уровне.

«Учитывая неоднородную судебную практику по вопросу увольнения работников, осуществляющих функции органов управления без оформления трудового договора в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве), суды при разрешении таких дел подходят к толкованию норм законодательства достаточно формально, – заключила эксперт. – Таким образом, имеющиеся в постановлении разъяснения, касающиеся значимости трудового договора относительно смежных норм законодательства, позволят исключить злоупотребление со стороны работодателей».

Зинаида Павлова