Коммерсант FM, Следите за ручками Как из уголовных дел пропадают предметы роскоши

Из дела бывшего губернатора Сахалина пропала ручка за 36 млн руб. Правоохранители не нашли у Александра Хорошавина такого вещественного доказательства, пишет РБК. Хотя Следственный комитет упоминал о дорогостоящей ручке сразу после задержания бывшего чиновника. В списке изъятой собственности сейчас указаны 11 пишущих принадлежностей, но самая дорогая из них — Montblanc — стоит «всего» 1,2 млн руб. Адвокат Иван Миронов, представляющий интересы семьи Хорошавина, сообщил «Коммерсантъ FM», что сложившаяся ситуация — это намеренное искажение фактов со стороны Следственного комитета, а не ошибка.

«Это, очевидно, изначальный подлог, на котором господин Маркин построил весь пиар против Хорошавина. Дело Хорошавина ассоциируется исключительно с этой баснословно дорогой ручкой, которую в глаза никто не видел. Вопрос, существует ли она вообще, — заявил он. — Это была инсинуация, направленная против линии защиты с целью дискредитации Хорошавина. Это ни на что не повлияет, как бы мы ни говорили, что такой ручки нет, не было и не может быть, как только в эфире упоминается фамилия Хорошавин, тут же идет ссылка на эту ручку».
Александр Хорошавин был арестован в марте 2015 года. Его обвиняют по десяти эпизодам — получение взяток на сумму 522 млн руб. и легализация денежных средств. Наличие ручки за 36 млн руб. бывший губернатор Сахалина опровергал и даже в ноябре прошлого года обратился с письмом к Владимиру Путину. Появление таких непроверенных фактов в громких делах — тенденция последнего времени, считает управляющий партнер адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры» Вячеслав Леонтьев.

«Скорее всего, речь идет о неприкрытой лжи, распространяемой Следственным комитетом на стадии задержания и возбуждения уголовного дела. Это делается с одной целью — подогреть общественный ажиотаж и создать некую атмосферу, в которой суд будет вынужден принять решение, выгодное следствию, а именно — поместить человека под стражу, — заметил он. — В другом деле — защита Вячеслава Михайловича Гайзера, которую я сейчас веду, точно такая же ситуация. На этапе возбуждения были громкие заявления о том, что якобы есть изъятые ценности, но в настоящее время это не подтверждается».

Другим громким делом с обысками стала антикоррупционная история бывшего директора ФТС Андрея Бельянинова. В СМИ появлялась информация о якобы найденных 100 млн руб., которые хранились в коробках из-под обуви, о золотом слитке и самородках. Появлялись и фотографии человека, похожего на Бельянинова, который стоял рядом с вещдоками. Владимир Путин назвал такой «вброс» недопустимым. Власти действительно не нужны такие «дутые» дела, отметил директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

«Представители силовых структур заинтересованы в том, чтобы увеличить свой имиджевый и аппаратный вес в российской элите. Для этого нужно, чтобы элита больше уважала представителей силовиков. Поэтому задержания обставляются не только по формальным юридическим правилам, но и по правилам ведения пиар-кампаний. Гора денег и ручка за 36 млн руб. перед телекамерой производят впечатление на простого обывателя, всей семье которого таких денег никогда не заработать. Это внедрение элементов шоу в правоохранительный процесс, — пояснил он. — Политической власти это не нравится, потому что в конце прошлого года и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев прямо заявили, что делать шоу из рядовых задержаний коррупционеров недопустимо».

По делу Александра Хорошавина суд обратил в госсобственность 539 ювелирных изделий. В число изъятых предметов вошли, например, металлические заготовки для зубных протезов и три зубных моста. Адвокаты Хорошавина и членов его семьи оспаривают решение. Они указывают, что закон разрешает обращать в госсобственность только квартиры, автомобили и акции.