Нефть Капитал. РГО отказали в праве создать отраслевой арбитражный суд.

Российское газовое общество в третий раз получает отказ в организации Третейского суда для решения внутриотраслевых споров.

Совет по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте РФ 27 декабря провел в форме заочного голосования заседание по вопросу о наделении Союза организаций нефтегазовой отрасли «Российское газовое общество» (РГО) правом осуществления функции постоянно действующего арбитража. Согласно документам, составленным Минюстом РФ и разосланным для голосования, членам совета предложено выдать рекомендацию правительству об отказе в предоставлении такого права.

Как пояснил президент РГО Павел Завальный, это уже третье подобное решение.

«Каждый раз организация получает отказ под новым предлогом. На этот раз поводом стало в том числе то, что РГО якобы имеет иностранное финансирование, что, впрочем, не запрещено законом об арбитраже»,

– комментирует Завальный.

Диана Каплан, юрист адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры», дополняет, что в России действует Международный коммерческий арбитражный суд, Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ, а также иные коммерческие арбитражи, в том числе и в газовой отрасли: например, Третейский суд ПАО «Газпром».

«В основе идеи создания третейских судов лежат принципы независимости и беспристрастности арбитров, диспозитивности, состязательности сторон и равного отношения к сторонам (ст. 18 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ). В частности, в третейском разбирательстве стороны сами могут определить язык, выбрать судей и применимое право. Основной причиной выбора третейского разбирательства при возникновении споров между участниками бизнеса является удобство разрешения споров с иностранным элементом», – говорит Каплан.

С учетом того, продолжает юрист, что сама процедура третейского разбирательства полностью оплачивается сторонами при решении спора, а в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ иностранные юридические лица и граждане могут быть учредителями некоммерческих организаций, законодательством прямо не предусмотрен запрет иностранного финансирования третейского суда.

«Вопрос признания решений третейских судов регулируется Арбитражным процессуальным кодексом РФ, в соответствии с которым российские суды также признают решения иностранных третейских судов.

В связи с этим вопрос финансирования иностранными элементами третейского суда, созданного на территории России, считаем не противоречащим российскому законодательству», – подчеркнула Каплан.

РГО образовано в 2001 г. как площадка для согласования интересов участников нефтегазовой отрасли, потребителей газа, государства и общества. Оно объединяет 90 организаций, включая «Газпром», «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», НОВАТЭК, «Газпромнефть», а также российские представительства Uniper, Wintershall, VNG-Verbundnetz Gas, OMV и Total. Штаб-квартира РГО находится в Москве, юридический адрес и банковский счет общества – российские.

«РГО – оптимальная платформа для создания в соответствии со всеми требованиями законодательства арбитража для решения внутриотраслевых споров.

Особенно остро в этом нуждается АО «Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа», испытывающая недостаток в оперативном и квалифицированном разрешении большого количества споров на торговой площадке», – говорит Завальный.

По его словам, при РГО в течение 15 лет функционировал Третейский суд, работа которого была высоко оценена отраслью. Изменения в законодательстве привели к прекращению его работы. Сегодня РГО прилагает усилия, чтобы вернуть этот институт уже в соответствии с новыми требованиями закона.

«Мы сталкиваемся с проблемами, которые трудно объяснить чем-то кроме предвзятости Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России. Сегодня в России работают два арбитражных учреждения, 22 члена совета из 50 являются действующими арбитрами этих организаций, т. е. лицами, не заинтересованными в создании конкурирующих структур», – заявил президент РГО.

В качестве иллюстрации Завальный привел коллизию, сложившуюся вокруг заочного голосования Совета, в очередной раз отказавшего РГО в создании Третейского суда. 28 декабря 2018 года вступил в силу Федеральный закон 531-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Изменения прежде всего касаются требований к Совету по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России для более ответственного подхода к принятию решений и обязывают Совет выдавать мотивированные рекомендации о наделении организаций правом осуществления функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

Как отмечает Завальный, закон в новой редакции позволяет обжаловать такое решение Минюста России в суде. До этого некоммерческая организация, при которой создается постоянно действующий арбитраж, получая отказ, фактически лишалась права на судебную защиту, не имея перспектив доказать незаконность решения. А Минюст имел возможность принимать решение о разрешении или отказе на основании рекомендации Совета, которая не подлежит обжалованию, и не отвечал за его действия.

По словам главы РГО, закрытое заседание Совета, решением которого газовикам и другим НКО было отказано в предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения без мотивации решения, было проведено за день до вступления закона в силу.

«Фактически в обход уже принятого закона РГО в третий раз отказали в праве организации Третейского суда.

Мы намерены обжаловать решение Минюста в суде, поскольку считаем создание отраслевого арбитража необходимым для устойчивого развития нефтегазовой отрасли – одной из базовых отраслей российской экономики – и соответствующим интересам не только компаний – членов РГО и самой индустрии, но и государства», – заявил Завальный.

Андрей Ступников, руководитель практики разрешения споров и банкротства юридической компании Coleman Legal Services, не согласен с наличием коллизии, связанной с голосованием Совета за день до вступления в силу закона.

«В соответствии с ч. 1 ст. 3 указанного закона он вступает в силу по истечении 90 дней после дня его официального опубликования, то есть с 29 марта 2019 г. Не можем согласиться и с утверждением, что в действующей редакции закона № 531-ФЗ некоммерческая организация в случае получения отказа фактически лишалась права на судебную защиту», – говорит Ступников.

По словам эксперта, ч. 10 ст. 44 Федерального закона № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве)» практически дословно сохраняет действующую формулировку: «Отказ в предоставлении некоммерческой организации права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения может быть обжалован в суде». Нововведения закона лишь дополнительно определяют порядок взаимодействия НКО и государственного органа при отказе в предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

Мария Ромашкина