Право ру, Юристы о поправках в АПК: упрощенное производство не облегчит арбитраж

Верховный суд РФ добился проведения реформы, по результатам которой свыше половины арбитражных дел с начала лета будут рассматриваться по ускоренной процедуре, что, как предполагается, позволит судам снизить нагрузку, а судьям – сберечь время. Подписанные накануне Владимиром Путиным поправки в Арбитражно-процессуальный кодекс вступят в законную силу 1 июня. Тем временем «Право.Ru» поинтересовалось, считают ли представители юридического сообщества эффективным принятый документ, – и ответ не заставил себя долго ждать.

Упрощенное производство не облегчит арбитражный процесс

Содержание закона вызывает целый ряд вопросов у Андрея Корницкого, руководителя проектов Адвокатского Бюро «S&K Вертикаль». Например, в предлагаемой документом новой редакции ст. 229 АПК предусмотрено, что заявление о составлении мотивированного решения арбитражного суда по делу, рассматриваемому в порядке упрощенного производства, может быть подано в течение пяти дней со дня размещения резолютивной части решения в интернете. При этом резолютивная часть решения принимается судьей немедленно после разбирательства дела и приобщается к нему.

«Представим реальную ситуацию, при которой резолютивная часть решения имелась в материалах дела, но была размещена в сети только через месяц после его принятия. Если исходить из буквального содержания статьи, заявитель должен ждать в течение месяца, пока решение будет размещено в интернете, прежде чем сможет подать апелляционную жалобу на него, – говорит Корницкий. – Вряд ли такая процедура позволит упростить арбитражный процесс. Более логичным представляется вариант, при котором срок на обжалование будет исчисляться с даты вынесения резолютивной части решения и приобщения его к материалам дела».

Полезным увеличение максимальных сумм требований, производство которых может осуществляться судом «дистанционно», без вызова сторон на основе электронного дела кажется адвокату арбитражно-судебной практики «ЮСТ» Михаилу Чугунову. При этом он считает необходимым учитывать, что и упрощенное производство на практике без лишних сложностей превращается в самое усложненное: «Предъявление встречных исков, ходатайства от третьих лиц о вступлении их в дело с последующим обжалованием соответствующих отказных определений в апелляции, а также другие способы создают достаточно широкий простор для того, чтобы перевести рассмотрение дела в формат стандартного искового процесса».

Ключевая новелла – досудебный порядок

Введение обязательного досудебного урегулирования спора вполне оправданно, но к существенному снижению нагрузки на арбитражные суды это вряд ли приведет, считает Андрей Иванов, юрист «Хренов и Партнеры»: «Большинство споров попадают в суд не потому, что стороны не знают о наличии конфликта, а потому, что они не умеют или не хотят разрешить спор во внесудебном порядке».

Положительно оценивает нововведение и руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева, отмечая, что законодатель, в отличие от предыдущего регулирования, допускает досудебный порядок в более широком смысле этого понятия. В то же время очевидно, что его распространение возможно не во всех случаях: «Например, заведомо нереально в досудебном порядке урегулировать спор о признании договора недействительным. Однако предложенная законодателем формулировка на практике приведет к оставлению без движения и даже без рассмотрения таких исковых заявлений в случае, если суды будут следовать буквальному содержанию нормы».

Нормы о досудебном порядке урегулирования споров не могут быть названы неудачными, утверждает Елена Кудряшова, старший юрист коммерческой практики гражданско-правового департамента «Клифф»: «В совокупности с разъяснениями недавнего Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 года № 1, которым расходы на претензионный порядок были отнесены к судебным издержкам, изменения не выглядят как однобокая попытка снизить нагрузку на судебную систему».

Противоположной позиции придерживается партнер «Делового фарватера» Дмитрия Липатова: по его мнению, введение досудебного порядка хотя для судов и означает частичное снятие нагрузки, но бизнесу принесет дополнительные расходы и удлинит процесс разрешения споров. Его обязательность означает, что сначала придется с высокой степенью вероятности безрезультатно потратить время на досудебные разбирательства, а потом все равно обратиться в суд. «За то время, которое дополнительно придется тратить на спор, вторая сторона может вывести активы, избавиться от результатов своих нарушений или найти другие способы ухода от ответственности, – говорит Липатов. – Следовательно, это будет выгодно недобросовестной стороне конфликта».

Есть ряд споров, по которым эта досудебная претензия, выглядит неоднозначно, уверен Денис Голубев, старший юрист Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». В качестве примера он приводит заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда. «В качестве исключения в законе указаны только дела об отмене решения третейского суда; в отношении дел о выдаче исполнительного листа такое исключение не предусмотрено, – отмечает Голубев. – Опять же – добросовестный кредитор, получив решение третейского суда, вынужден будет направлять должнику претензию, в которой сообщит ему, что намерен через 30 дней обратиться в арбитражный суд за исполнительным листом».

Опасается, что ключевая новелла на практике станет лишь формальностью, «которая отдалит на месяц тот момент, когда истец сможет получить решение суда, защищающее его права», и Максим Степанчук, адвокат «Делькредере».

Нелепость претензионного порядка

В настоящих реалиях по меньшей мере бессмысленным, на взгляд Чугунова, выглядит введение обязательного претензионного порядка рассмотрения большинства споров.
«Опыт применения процедуры медиации показал, что участники арбитражных споров не слишком охотно обращаются к посредническим и переговорным процедурам, – комментирует он нововведение. – Претензионный порядок в подавляющем большинстве случаев на практике сводится к формальному направлению неких требований и не менее формальному отказу в их удовлетворении. Новая норма, таким образом, ничуть не разгрузит суды – лишь приведет к отсрочке обращения с иском. Возможно – к широкой практике установления в договорах сокращенных сроков претензионных процедур».

Приказное производство потребует дисциплины

Вносимые в АПК положения будут иметь большой эффект, убежден Иванов: «Они являются новеллой для арбитражных судов, но давно применяются в судах общей юрисдикции». Приказное производство действительно будет способствовать разгрузке арбитражных судов в части тех экономических споров, которые незначительны по сумме и относительно просты с точки зрения фактических обстоятельств.

«Правда, это потребует от предпринимателей большей дисциплины: они должны будут внимательнее относиться к оформлению документов с контрагентом, а также позаботиться о том, чтобы до них доходила почта, – отмечает юрист «Хренов и Партнеры». – В противном случае они будут узнавать о взыскании с них денег по факту их списания со счета».

Главным недостатком приказа с практической точки зрения Чугунов видит элементарный перевод «простой» процедуры приказного производства в «обычную» исковую – ответчику достаточно просто заявить о своих возражениях против выдачи приказа. «Это означает, что, обращаясь с заявлением о выдаче приказа, нужно или рассчитывать на молчание контрагента, или принимать во внимание возможность потери времени с последующим рассмотрением спора в обычном исковом производстве, – объясняет адвокат «ЮСТ». – Далеко не каждый истец согласится принять такую альтернативу».

Не вполне корректным представляется Корницкому сочетание понятий «отмена судебного приказа» и «отказ в выдаче судебного приказа», содержащихся в п. 4 ч. 6 ст. 288.1 АПК: «Непонятно, каким образом можно одновременно отменить судебный приказ и отказать в его выдаче? Предполагаем, что законодатель в данном случае имел в виду отмену приказа в связи с наличием оснований для возращения заявления о выдаче судебного приказа, предусмотренных ст. 229.4 АПК». В этом случае ему представляется целесообразным соответствующим образом скорректировать указанные формулировки, а также дополнить ч. 4 ст. 288.1 АПК.

Позабытые обеспечительные меры как необходимость очередных поправок

Общая направленность нововведений понятна Виктору Петрову, юристу Арбитражной практики VEGAS LEX. Он отмечает, что вместе с тем необходим баланс между ограничением возможности для участников правоотношений обращаться в суды и их правом на судебную защиту – установление обязательного досудебного порядка не должно вести к созданию необоснованных препятствий для разрешения споров в судебном порядке.

По мнению адвоката «Леонтьев и партнеры» Дарьи Евмениной, новые правила лишь положительно повлияют на судопроизводство в целом: «Вопрос единообразия процессуальных норм для практиков является лишь вопросом времени. Все понимают, что это произойдет и в РФ появится единый процессуальный кодекс для арбитражного и гражданского процессов».

В свою очередь Степанчуку представляется нелогичным, что изменения, в частности, не коснулись предварительных обеспечительных мер (ст. 99 АПК). Теоретически закон должен дать истцу возможность получить предварительные меры одновременно с направлением претензии. «Теперь истец фактически лишен возможности получить обеспечительные меры оперативно и должен ждать определенное время перед тем, как обращаться в суд, – сетует адвокат «Делькредере». – Это дает дополнительную возможность недобросовестному ответчику совершить действия, направленные на причинение ущерба интересам истца, до того момента, как меры будут приняты судом».

Скорее всего, либо будут внесены очередные поправки и расширен перечень исключений, либо появятся соответствующие разъяснения ВС, подводит итог нововведений старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

Источник